Магазин «Фаланстер» является для участников не только местом работы, но и субкультурой, определяющей их идентичность, местом, в котором они проводят большую часть своего времени и где реализуют свои творческие амбиции, не обращаясь за этим к «большим структурам большого общества». Самые сильные эмоции,  самые важные мысли и самые полезные контакты люди получают там, на собственной, сконструированной под и для себя территории, а не где-то ещё. Это одинаково далеко как от традиционной «работы» или «учёбы», так и от традиционного «отдыха».  Уже стала знаменитой объясняющая успех и жизнеспособность «Фаланстера» фраза Куприянова: «Чтобы сделать классный книжный магазин, в нём нужно жить!» Началось всё с того, что Куприянов, знавший всё обо всех книгах на пять лет вперед и назад, сказал историческую фразу: «мы создадим магазин-коммуну!». Что и было сделано. Коммунары сломали лишние стены, выкрасили потолок в морковный «конструктивистский» цвет, и начали раздавать рекламные флаеры с порнозвездой, спрашивающей: «Умеешь читать?». Слоган, кстати, тут же позаимствован («Для тех, кто умеет читать!») соседним буржуазным книжным магазином здесь же, на Пушкинской. Поэтому вскоре в Фаланстере придумали другой лозунг:  «Обмен денег на книги!».

Проект развивался по принципу, описанному Хайдером в исследовании самоуправляемых предприятий в Германии — эволюция от утопических идей к модели совместимой с действительностью. Изначально в «Фаланстере» не было должностей, зарплат и начальников: каждый коммунар получал свой процент прибыли, исходя из отработанных трудодней, и являлся совладельцем. Все решения принимались консенсусом, а если согласия не получалось, меньшинство не должно было подчиняться большинству. Эта творческая анархия исправно работала и  быстро добилась первых успехов и известности, составив  альтернативу более либеральным «ОГИ» и «Билингве». Отчуждения от труда и от других работников в таком режиме не возникает, а ионизированный свободой воздух не заменишь никаким рекламным ароматизатором.  Группа оказалась одинаково верным выходом как из толпы, так и из одиночества.

— Сначала мы пытались построить магазин, как абсолютную коммуну, потом он претерпел серьезные изменения, но мы не отказались от основных принципов. Каждый участник «Фаланстера» участвует в управлении и владении производством – вспоминает Куприянов о тех событиях начала нулевых годов — Нам не удалось построить реальную коммуну-магазин. Этому мешала не достаточная включенность самих участников. Мы не всегда оказывались способны  пренебречь собственными делами ради общего дела — признает он, и тут же говорит о том, что считает главным показательным результатом:  — магазин с антикапиталистической  организацией труда вполне может выжить в современных коммерческих условиях. По  мнению Бориса, базовая проблема современно общества  состоит в том, что «человек не относится к труду как к части самого себя». Да и невозможно такое отношение в ситуации тотального рынка, где любой труд это лишь продажа своего времени и сил неважно кому и неважно зачем.

Превратившись из радикально-утопической в мягкую, но зато реально существующую форму добровольной сегрегации, «Фаланстер» продемонстрировал не только альтернативность правил хозяйствования, но и особенный стиль, «дух места»,  заменивший молодым интеллектуалам, участвующим в проекте,  совместное проживание  и тотальное обобществление, оказавшиеся совершенно не нужными для данного конкретного дела. Круг своих непрерывно расширялся, отдельные коммунары переженились между собой и даже завели детей, а это что-нибудь да значит. «Фаланстер» стал школой, сделав одного признанным киноведом, другого редактором,  третьего литературным критиком, четвертого и пятого «человеком года» в номинации «человек книги»  и т. п.

Моментом истины для истории «Фаланстера» оказался пожар 2005 года. Неизвестные ночью закидали помещение магазина чем-то громко взрывающимся и легко воспламеняющимся.  Много книг уцелело благодаря эстетской привычке коммунаров хранить их в ящиках из-под гранатометов. Расследование пожара ни к чему особенному не привело и велось в стиле «амбиент».  В первый день после пожара Куприянов и остальные участники всерьез обсуждали возможность приостановки  проекта, но этого не позволили сделать читатели (столичные интеллектуалы всех специализаций и оттенков). Оказалось, что им «Фаланстер» не менее, а может быть и более, необходим, чем его организаторам. Они предложили проекту всяческую помощь, от добровольных финансовых вложений, до поиска нового помещения и оттирания обугленных пожаром книг. Вскоре коммуна-магазин возобновилась  на новом месте, а впоследствии даже открыла несколько филиалов.  Особой популярностью в первый год после пожара пользовались сбываемые за полцены обгоревшие издания с бесценной печатью «Последствия взрыва в магазине Фаланстер».

Сайт магазина: http://www.falanster.su/
Источник: http://community.livejournal.com/anarchia_ru/967573.html

Оставить комментарий